Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

   Природные богатства Сибири особенно стали важны во время Великой Отечественной войны. Многие стратегически важные точки добычи угля, нефти и других полезных ископаемых остались на линии фронта либо были захвачены фашистами. Поэтому нужно было оперативно разрабатывать новые месторождения. А для этого – создавать геологические предприятия.

Геологические организации в Красноярском крае в предвоенные годы


  Первое Красноярское геологическое управление просуществовало один год. Ещё до начала Великой Отечественной войны оно было преобразовано в Красноярский геологоразведочный трест, подчинявшийся Наркомату сначала топливной промышленности, а после его разделения – угольной. В 1941 году трест получил название «Востсибуглеразведка».

  Важные работы на юге Красноярского края вёл трест «Запсибцветметразведка», внушительные объёмы геологоразведочных работ на севере края выполнял Арктический институт Главного управления Севморпути. Геологоразведочными работами на территории Красноярского края занимались также золотодобывающие предприятия, «Раздольстрой», ГУЛАГ НКВД и другие организации.

Красноярское геологическое управление в годы Великой Отечественной войны

  Создавшиеся в довоенные годы геологические учреждения в Красноярском крае не могли обеспечить минерально–сырьевую базу такого огромного и разнопланового региона, как Центральная Сибирь. Бурное развитие созданного в декабре 1934 года края, развивающаяся в стране тяжёлая индустрия, запросы оборонной промышленности, особенно после перевода сюда в начале войны многих крупных промышленных предприятий с запада, - всё это предъявляло повышенные требования к изучению недр, поискам полезных ископаемых, их ассортименту, количеству и качеству запасов.

  В целом, к началу работы второго Красноярского геологического управления, в результате региональных исследований, основные представления о геологии Центральной Сибири были получены, хотя изученность разных частей территории выглядела неодинаковой. Обобщённые данные позволили перейти к следующему периоду исследования края.

  10 декабря 1943 года, в соответствии с распоряжением Совнаркома СССР №20685 – р от 29 октября, Комитет по делам геологии при СНК СССР издаёт приказ №533 об организации в Красноярске геологического управления (КГУ). Организация началась с первых месяцев 1944 года. В его состав вошли все партии и объекты, предусмотренные плановым заданием ЗСГУ на территории края, кроме одной – Аэромагнитной экспедиции. Определилась также вся организационно–правовая структура, основные источники финансирования и материально–технического снабжения.

  Первым начальником управления назначен помощник секретаря крайкома партии по промышленности М.Т. Семиколенов (через год его сменил С.Н. Воинов), главным инженером – Л.И. Шабынин, главным геологом – В.Н. Верещагин.

  КГУ было создано на базе нескольких стационарных геологоразведочных партий (ГРП), переданных из ЗСГУ: Тейской, Абаканской, Ирбинской, Туимской, Каспинской и др. Работу начинали без надлежащего транспорта, буровой и горнопроходческой техники при крайне скудном материально–техническом снабжении.

  Обстановка военного времени затрудняла организацию управления. Сначала оно размещалось на освобождённом от архивных материалов втором этаже краеведческого музея, разгороженном на несколько комнат, а с конца 1944 года – в здании бывшего госпиталя на проспекте Сталина, 37 (ныне проспект Мира, 37).

  В первый год в управлении работало тринадцать полевых партий: семь – по чёрным металлам, одна - по редким, две – по нерудным ископаемым, одна – по углю, две – по геологической съёмке.


  В управлении сразу же началась организация Красноярского отделения Всеоюзного геологического фонда (А.Н. Кулинкович), технической библиотеки (Н.С. Аронова, проработавшая бессменно сорок четыре года и создавшая одну из лучших в стране библиотеку по геологии), геологического музея (А.А. Крингель), формирование территориальной комиссии по запасам (Н.А.Боговаров). Через год появилась химическая лаборатория (Э.М. Шульман) и фотолаборатория (И.И. Балуев).

  С первых лет были развёрнуты геологические съёмки мелкого и среднего масштаба с поисками в Туве, Восточном Саяне, Енисейском кряже.

Работа на месторождениях

  До Великой Отечественной войны на территории края было открыто около двадцати крупных месторождений, на которых добывались и добываются медь, кобальт, никель, платина, молибден, железо, каменный уголь, сурьма, вольфрам, редкоземельные металлы, бурый уголь. На Норильском комбинате в 1942 году был получен первый электролитный никель, а уже в 1943 году выпущено 4500 т. электролитного никеля и 5000 т. черновой меди. В 1944 году получен первый кобальт.

  В военные годы в Красноярск были эвакуированы из Европейской части СССР многие крупные промышленные предприятия, восстановление деятельности которых на красноярской земле потребовало коренным образом усилить геологоразведочные работы по обеспечению промышленности запасами полезных ископаемых.

  С началом Великой Отечественной войны золотодобывающая отрасль края столкнулась с теми же проблемами, что и вся промышленность, — лучшие специалисты уходили на фронт, росла доля необученной рабочей силы — женщин и подростков, устаревало оборудование, которое было нечем заменить. В этих условиях пришлось задействовать все резервы, чтобы не допустить снижения поставок драгметалла в золотой запас СССР.

  В 1941 году отличились рабочие треста «Минусазолото». Несмотря на некоторое истощение ресурсной базы, стахановская работа кадровых работников и старателей позволила дать стране 2467 кг. золота и 705 кг. серебра.

  В 75 километрах от села Агинское, на востоке края, работал прииск «Караган». Там в начале войны, после волн мобилизаций, остались только старики и дети. Пришлось формировать новые бригады, среди них была и молодежная. Туда попадали подростки, окончившие шесть классов, в 13–14 лет.

 Из воспоминаний Августы Коноплевой-Томашевской:

«Остались на прииске дети и старички. Чтобы как-то продержаться, стали формировать новые бригады. В шахты и забои пошли молодые женщины, а из нас, школьников, начиная с 6-го класса, организовали молодежную бригаду. Мне было 13 лет, я только окончила 6 классов. Мы устанавливали металлические баксы в разрезах, где золото залегало не глубже 2–3 метров. В эти баксы пускали воду, а внизу стояла деревянная колода, или «гутара», так ее называли. В неё укладывали деревянный трафарет, водой смывало пустую породу, а золото оседало внизу. В конце смены его вместе с илом и шлаком сметали в лоток и промывали до чистого золота. Ну, а разрез — это отвесная стена типа траншеи, которая тянется метров 300–400. Каждому из нас отмеряли по 2 метра в длину, чтобы мы не мешали один другому, и мы орудовали сначала кайлом, а затем лопатой, бросая породу в баксы, стараясь не отставать от своих сверстников. К концу смены мы так уставали, что руки и ноги тряслись, сильно хотелось спать и есть».

  В годы войны в Красноярском крае работал и только что зарождавшийся атомный проект. На берегу Кана, в районе речек Тарака и Малый Курыш, вблизи поселка Таежный, был создан комбинат «Таракстрой». Там добывали редкоземельный минерал — монацит, содержащий радиоактивный элемент — торий-232. Основными орудиями труда были кайло и лопата. Доля женщин из общего числа работавших на Таракстрое достигала 80–85%.


  Комбинат начали строить в 1939 году, по планам он должен был производить до 14 500 т тория в год. Попутно предприятие добывало и золото — по ключам Березовый и Осиновый. С началом добычи моноцита в Канском районе Советский Союз полностью прекратил импорт этого минерала.


Игорь Акулов
Публикуется в сокращении с разрешения автора. При использовании просьба указывать источник материала.